Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

В гараже, не самом ближнем к дому

Не люблю я гаражи. Денег уходит пропасть, а проблемы иногда остаются, а иногда возникают новые. Кроме того, почему-то в гаражах перед механиками приходится чувствовать себя как перед учителем любимого чада в школе. А они такие важные, мы, мол, работаем, а у тебя машина такая и сякая. Цены определяют неизвестно как, и спорить не приходится.
Короче, я тоскливо искала гараж, потому что приближалось время делать тест, да и неисправности кое-какие накопились. Гараж "Автобан" в Кирьят-Бялике выбрала по причине русскоязычности, проблемы всегда лучше обсудить на родном языке.
Ну, позвонила я догово
риться о времени, и на другом конце телефона мне сказал спокойный и какой-то очень располагающий голос:"А Вы не наш клиент? Нет? Ну, значит, будете".
И после этого я начала ощущать себя, как "Алиса в стране чудес". Сначала мне на ватсап пришло приглашение-очередь на определенный день и час с исчерпывающими данными: время, дата, адрес, и точка на карте для навигатора. Душу наполнила благодарность - меня не бросили с моей проблемой, меня ждут.
Нашла гараж. (У него есть адрес, телефон и сайт.

Адрес: Йосеф Леви 3 Кирьят Биалик
Тел: 048428512
Факс: 048402341
Сайт: https://autobangarage.com

Вышел принимающий механик, молодой интеллигентный симпатичный парень, я, говорит, Саша, сел в машину, и заехал в гараж,Collapse )

Уварово

Уварово, наш райцентр, - вышел значительной частью моего путешествия, я-то думала, что этот город будет проходным недолгим эпизодом. Но оказалось, что тут живет столько близких мне людей, о ком рассказывать и показывать так интересно, что пришлось выделить в отдельную главу  мои впечатления от Уварово.
Согласно плану поездки, я должна была поехать из Тамбова а Алабушку. Но Марина, дочка соседки моей крестной, ровесница моего старшего сына, которая живет в Уварово, подсказала мне другой маршрут. Кто сможет, встретят меня в Уварово, куда из Тамбова каждый час ходят автобусы, я переночую, а утром поеду в Алабушку, где я родилась и росла до 2-х лет. Потом вернусь в Уварово и уже оттуда уеду на поезде в Пермь с пересадкой в Москве. Так я и поступила.
Уварово для меня не связано с переживаниями юности, только название, пришпиленное к названию моей Алабушки - Уваровский район. А теперь, после моей поездки, оно пришпилено к людям, которые меня встретили и приветили в этом городе.
Город очень милый, немножко похож на Тамбов, но есть в нем кое-что особенное, что сразу бросает в детство, его впечатления, и первое представление, когда слышишь это слово - Уварово.


Collapse )

По дороге в Алабушку - Тамбов

Прежде, чем поехать в эдакое путешествие, я общалась с родными и близкими людьми целый год в соцсетях. Поэтому было ощущение, что еду по гостям. Потом оказалось, что так оно и было, встречали меня с радостью, готовили угощение, накрывали столы, так и путешествовала месяц - от стола к столу, от рюмки к рюмке.
Но сначала Тамбовский архив, он по дороге. Я делаю пересадку в Мичуринске, выхожу из поезда не на первом пути, надо выходить в город на остановку автобуса до Тамбова через перекидной мост. Я с чемоданом, лестница уходит в небеса, пандуса нету, чемодан тяжелый.


Вот она, эта лестница! В Мичуринске. Хотя такая же по смыслу есть и в столице. Вот:

Это лестница в метро. Ни единого пандуса. Но, слава Богу, не перевелись еще в России добрые люди, у которых поле зрения не только собственный нос, видят, предлагают помощь и помогают! Спасибо, добрые люди! Мужчины!
Трудно одновременно и впечатляться, и фиксировать свое впечатление на камеру. Эх, нету рядом никакого оператора...

(no subject)

ДЕВИЧЕСКОЕ


--------------------------------------------------------------------------------


Мамзель Какаровцева - субтильная сентиментальная
девица в грезах о женихе

Г-жа Пивоварова - дальняя родня мамзели, ее
бывшая попечительница, а теперь
наставница и подруга


Из дневника мамзель Какаровцевой

Посвящение греку

О! Где очей твоих маслины,
Твой зноем высушенный торс,
Кудрей лоснящихся лавины,
На стройных бёдрах нежный ворс?
Скажи, в каком ты почил веке?
Свалился с лодки, иль с коня?
Я знаю точно, как в аптеке,
И всё точней день ото дня -
Была б любовь! Но мы далеки.
И сердца моего трещат отсеки!
Зачем ты, ах, не подождал меня?

Фантазия о татарине

Какой был сон! Какое, право, удивленье!
Как смерч, на наше тихое селенье
Напал татарских воинов отряд!
В деревне каждый страхом был объят.
Одна лишь я, тебя завидев, обомлела
И ничего промолвить не успела, -
Ты к бело-розовым ланитам
Припал монгольскою скулой.
В капкане крепких рук я свитом
И с неокрепшею душой
Тотчас же оказалась. Вихрь ты мой!
Какие ловкие движенья!
Я полюбила во мгновенье!
А взор твоих раскосых глаз
Я помню, будто как сейчас…
Ты был неистов, страстный зверь..,
Чу, вдруг звонок раздался в дверь,
Да после этакой-то бури…,
Проснулась я в температуре
И задаюсь вопросом всё чаще -
Зачем проснулась я воще?..

О личном

Намедни Барников мне бонбоньерок приволок,
Сморкался долго в мой надушенный платок,
Крутил запястья мне, гоняясь по гостиной
За мной, за то, что назвала его осиной.
Измазавши в варенье щёку,
Запачкал лиф мой, и помял мне кринолин.
Ах, ухажёры! Что в вас проку?
Одни расходы и урон один.


Г-жа Пивоварова (листая дневник мамзели, вписывает свои советы и пожелания):

Про греков, басурман твоих, читая,
Словечек пару захотелося вписать
Я так, мамзель, соображаю,
Тебя любя, должна тебе сказать:
Чем Барников тебе не пара? -
Смешон? - Но не охальник, не котяра,
И кто ему бы был не рад? -
Татарских воинов отряд
Подай ей вместе с лошадями!
Ты погляди на мир глазами!
А то, сдаётся, ты глядишь
Тем местом, на каком сидишь.

Мечты по иудею

Самария! - Нет, Галилея!
Я от восторга тихо млея,
Вослед тебе неслышно, тенью, не иначе,
Плетусь покорно к Стене Плача.
Колышет ветер шёлк твоих шальвар,
На щиколотки ровно лёг загар…
Застывший если отвести взор от портков, -
Играют блики солнца в смоли завитков.
На мудрый кумпол твой небрежно сдвинута кипа.
Я от любви - иль от жары? - почти слепа…
Мгновение - калейдоскоп картин возник:
Твой глаз прискорбный к моему приник,
Твой лик, что холст,
в оправе удлинённых пейсов.
И было утро. Нет, был вечер - Седер Пейсах!
Мы за столом. Ты, будто, рядом, носом к носу…
Тебя четыре мучают вопроса: -
Зачем ты обмакнул в солёны воды горечь трав?
Всегда ли был ты добр, всегда ли прав?
И подозренье вкралось в гул наших сердец, -
А не остался ль в нашем доме
в эту ночь хамец?
Пульсируя в веках, вопрос неразрешим.
Жуём мацу и в упоении молчим…
И, кажется, унёс зефир виденье, -
Я продолжаю жить в недоуменьи…

Г-жа Пивоварова:

Вчера в вечор, уже поди луна светила,
Да что там - ночка тёмная была!
Ты в исступленьи клавикорды била
И с упоением козла драла.
Я проезжала мимо. Куст сирени
Мне помешал в твоё окошко заглянуть.
"Счастливчик кто? Кому везенье?" -
Подумала я, продолжая путь.
И кто же так твоё сознание смутил?
Так, верно, это Изя Потцман был…


Опять о личном

Вчера был бал. В саду. Под патефон.
Плющи, беседки, звезды... Кто влюблён,
Мог наслаждаться жизнью без конца!
Вдруг!.. Я его ещё не видела лица,
Левкои приминая сапогом,
Явился он, как среди ясна неба гром!
"Красавец! Синеглазая верзила!" -
Пронёсся шёпот. Я за ним следила.
- Так это же, Гужаускас, корнет,
И дамам от него спасенья нет, -
Сказал мне кто-то, предостерегая.
Но дерзновенно я, играя,
Плечами, станом,
вообще, есть двигаться чему,
Бесстрашно двинулась к нему...
Все были в чём-то - я была в лиловом
Так хороша - не вымолвить и словом,
- Корнет, мазурка ваша! - я сказала…
Взглянул. - Меня ты na hui zaebala! -
Он рявкнул, резко свесив челюсть вниз.
Кошмар! Конфуз! Мой нынешний девиз:
Коль приближается ко мне любой корнет,
Он, без сомненья, хам,
на всё отвечу - нет!

1991г.

(no subject)





Ирина Пазовская



Сцены прошлой жизни.


Часть 1. ФУАД.


Черновик


* * *



        Мне 41 год. Цифирь. Обязывает. Наверное кончилась пора «задрав штаны, бежать за комсомолом». Понять можно, почувствовать трудно.

       Два года назад чёрт меня занёс работать в молодёжное кафе мыть посуду. Контингент 20-21 год. Вот уж я наслушалась... «В Вашем возрасте, в Вашем возрасте...» - как будто в гроб сложили и гвоздики вколачивают. «Вы на пенсии, Вам до пенсии...» - не мытьём, так катаньем. Почувствовала я себя таки старой, убедили.

       А потом я съездила в Германию, и забыла о своей старости на какое-то время. Для советского нищего, а потом израильского нищего - это целое дело, это даже чудо какое-то - съездить в Германию. Это магия и сказка. Я не разочарована. Я в восторге. Нет ощущения «Подумаешь! Было о чём мечтать 40 лет!» И в молодёжное болото я больше не вернулась.

        Я как человек крайне закомплексованный обрела после Германии некоторую смелость (пришлось пережить трудности заговорения на немецком, страха не справиться с этим и пр.) и эта некоторая смелость позволила мне произвести на Рафи впечатление и устроиться на работу.

Collapse )





(no subject)



Ирина Пазовская



Сцены прошлой жизни.


Часть 4. СЕМЬЯ.


Черновик


* * *


        Как бабушка дошла до жизни такой, я не знаю.

        Невзирая на все ужасы застенков сатанинского "гестапо", где бабушка старательно несла службу ВОХРа, натура она была сногсшибательная. Она рассказывала, что судьба её изрядно потрепала, было в этой судьбе и первое неудачное замужество, мой дед по преданию был тобольский озорной гуляка, уезжая на заработки успевал завести и вторую жену, посылая первой нежные приветы в письмах, и любовниц, второе ханжеское без любви, - в 25 лет бабушка вышла замуж за сосланного в сталинские времена московского инженера-еврея, что позволило ей, однако, совершать довольно частые поездки в столицу, скупая неимоверное по тем временам количество нарядов(модница она была, дальше некуда), какой-то жуткий суд по ложному обвинению (работая на ветеринарной станции, бабушка отослала после проверки в какой-то город бочки с рыбой, а на одной из перевалочных станций одна из бочек была найдена вскрытой, рыба протухшей и накрытой портретом Сталина).

Collapse )




(no subject)





Сцены прошлой жизни.


Часть 6. CВАДЬБА.


Черновик



* * * 3


       Мир делится на чужих и своих, причём чужие в нём все, а свои - только он, и я принимаю его со всеми потрохами.

       Проходит лето, а в сентябре я с подругой уезжаю на каникулы к моим родственникам под Ростов. Торчу около переговорного пункта, пишу ему письма, он отвечает и звонит. Встречает меня на вокзале, соскучившийся и обезумевший, он тискает, теребит меня, кричит, что любит и даже пугает меня своей нахлынувшей на него страстью. Я перестаю замечать его недостатки, патологичность его отношений с его дебильнейшей семьёй, а сосредотoчиваюсь на достоинствах.

       Временами он и впрямь совершает удивительные поступки. Чего стоит моё впечатление от его приезда в пионерский лагерь, где я служу воспитателем. Мы гуляем по лесу, каким-то образом разговор завязывается о еде и сладостях, Гриша заворачивает за ёлку и достаёт из под неё кулёк с пирожными, я балдею и съедаю постепенно все эти пирожные, мы продолжаем идти.

Collapse )





(no subject)

Сумерки

Я работал в доме престарелых несколько дней. В мои обязанности входило передвигать престарелых от кровати к столу, раздавать обед и кормить их, мыть и передвигать их от стола к кровати. Этот дом был для людей, скопивших к старости сколько-то денег и очевидно оставивших завещание своим заботливым потомкам. В награду за это, люди, прожившие жизнь в заботах о хлебе насущном, оставлялись потомками навсегда в компании со своим характером, обслуживающим персоналом, соседями по палате и телевизором.

    День за днём характер их не становился мягче, санитары - снисходительнее, а телевизор не делался тише. Иногда кто-то умирал, но при мне этого не было. Я же тешил себя мыслью, что такие бедняки, как я, заканчивают жизнь быстро и возвышенно – в результате стремительной болезни или просто от истощения, что давало мне возможность глядеть сверху вниз на моих подопечных. Но всё же я не злорадствовал, и лица этих несчастных оставляли в моей памяти живописный отпечаток.

    Я работал несколько дней, и мне даже не заплатили. Но вот чудо – лица эти встречаются мне на улице. Сидит на лавке старик или старуха, и я ясно вижу, что был знаком с ними в доме престарелых.

    И прежде, чем какая-то логика приходит мне на помощь с разумным объяснением возможности такой встречи, эмоция выходит вперёд, вооружённая моим внутренним голосом. «Их пожалели, - говорит она мне, их отпустили, чтобы они могли жить свободно и закончить быстро и возвышенно – в результате стремительной болезни или просто от истощения»...

    Совсем забыл. ...Стоя прямо, опустив плечи, глядя в лицо смерти невозмутимым, чуть рассеянным взглядом и прикрывая спиной очень недурной мусорный бак.

2004г.

Автор пожелал остаться неизвестным

__________

Ирина Пазовская. Аллегорический театр.

И другой отчет - поэтический моей подруги, которая посетила этот спектакль.




   М-ль Какаровцева и г-жа Пивоварова
   на фестивале нетрадиционных театров в старом городе Акко
   посетили спектакль Хони Амеагеля "Между добром и злом",
   состоявшемся в помещении древних турецких бань

Мамзель Какаровцева: -

	Аллегорический театр. 
                       Замаскированы понятья.
	Полураздеты девы
                 и мужчины в женских платьях.
	Античные театры
                         и театр Шекспира, -
	Всё та же муза, но иная лира.
	Модерн, абстракция, проникновенье,
	Страданья, думы и – прозренье!
Collapse )

(no subject)




Ирина Пазовская


Сцены прошлой жизни.


Фантазия


Черновик


* * *



          Где я только не побывала, и в детстве, и в юности, и в зрелости, а Фуад (мой смазливый араб) всё ещё находится на складе приёма-сдачи стеклотары, где я работаю. Возвращаюсь.

          Он, значит, говорит комплименты, а я, значит, не верю. В один из сладкоголосых моментов я не выдерживаю и выпаливаю:

          - Ну что ты всё заладил, красивая, красивая, кто тут красивый, так это ты, мне бы сфотографировать тебя и на стенку повесить любоваться.

          Он удивлённо заулыбался и спрашивает:

          - А друг у тебя есть?

          - Муж у меня есть, и всё тут, и вообще, я человек порядочный.

          - Молодец, - похвалил он меня, на том и разошлись.

          С этого разговора ухаживания стали настойчивей, не то, чтобы он репертуар сменил, но смотрел и улыбался так, будто между нами залегла какая-то тайна.

Collapse )